Тренд 2017 года — бегство из соцсетей

Статьи

 

Директор Центра «Аналитик», руководитель проекта «Гражданский Университет Свердловской области» Андрей Мозолин рассказал «URA.Ru», почему все больше пользователей удаляют свои аккаунты из соцсетей, и стоит ли ждать «смерти» традиционных СМИ.

— Специалисты в сфере Интернета часто говорят, что вскоре единственным источником информации для любой аудитории станут соцсети. Ждет ли нас столько кардинальное изменение информационного рынка?

— В наши дни видны две разнонаправленные тенденции. Одна из них — общее увеличение числа людей, которые «сидят» в социальных сетях, за счет поглощения сетями других каналов коммуникаций. Телевидение в соцсетях уже есть. Скоро в них будут проводить свои премьерные показы киностудии. Газеты давно представлены в Сети, радио тоже. Уже в 2017-м соцсети возьмут на себя функции поисковиков и начнут забирать аудиторию у «Яндекса» и ему подобных сервисов. Можно говорить о том, что френдленты соцсетей для определенной части людей станут основным каналом информации.

О другой тенденции писал еще в 1980-х годах создатель концепции индустриального общества футуролог Элвин Тоффлер. Он предсказывал колоссальное уплотнение информационной среды. Говорил, что люди окажутся психологически не в состоянии переработать удваивающийся каждые 10 лет объем информации.

— То есть появление так называемого «клипового мышления» было предсказано более 30 лет назад?

— Да, «клиповое мышление» — следствие этой тенденции. Его обладатели не лезут в глубину сообщения, получают представление о нем только по заголовку. Еще в 1973 году Абрахам Моль ввел интересное понятие «экран знаний». Он предусматривает, что понимание информации определяется частотностью столкновения с ней. Предположим, включаете вы утром телевизор и слышите по нему сообщение о строительстве в центре Екатеринбурга Храма на воде. Вам «по барабану» это строительство. Но по пути на работу вы включаете в машине радио и снова слышите про этот храм, днем на работе открываете новостные сайты и видите, что они наполнены новостями про строительство. Вечером видите обсуждение строительства в соцсетях.

В результате тема Храма на воде, которая еще утром была для вас в лучшем случае десятая по важности, откладывается в вашей голове. Вы вынуждены формировать о ней представление, как-то реагировать.

— Часто такой реакцией становится стресс…

— Именно об этом говорит Тоффлер. По его теории, человек, оказавшийся не в состоянии переработать свалившийся на него объем информации, будет постоянно находиться в стрессе. В результате перед ним будет стоять выбор: улучшать свой мыслительный процесс, ускоряя переработку информации, что, зачастую, невозможно, либо перекраивать свою структуру каналов потребления информации, начиная избегать некоторые из их. Поэтому мы сейчас и видим, как некоторая часть людей начинает выходить из соцсетей.

— Пожалуй, чаще мотивацией для удаления аккаунтов становится не эмоциональная перегрузка, а царящая в соцсети атмосфера ненависти…

— С психологической точки зрения тут тоже многое понятно — проще дружить против кого-то, чем во имя чего-то. Поэтому с ненавистью проще работать. Враг — это страх, страх — это ненависть. Но здесь существует один защитный механизм. Когда во френдленте нам что-то не нравится, мы убираем из нее говорящих всякие гадости друзей, смотрим только те посты, которые совпадают с нашей картиной мира.

— Именно по этой же причине избытка ненависти в последние годы многие люди отказывались от просмотра телевидения?

— Отказывались, чтобы голову сберечь. Допустим, я по телевизору смотрю только кино, и то далеко не всегда. Проще его в Интернете посмотреть. Новости тоже.

— Многие современные медиаменеджеры предвосхищают смерть не только телевидения и бумажных газет, но и традиционных сайтов информагентств. По их мнению, вскоре редакции СМИ превратятся в группы специалистов, которые будут создавать контент для соцсетей и только через них распространять информацию. Насколько оправданы такие прогнозы?

— Соцсети никогда не вытеснят традиционные СМИ. То же телевидение, как самый простой канал коммуникации, продолжает доминировать и с пьедестала уходить не собирается. Тому есть множество причин, в том числе психологических. Например, порядка 25% людей в мире не может адаптироваться к работе с клавиатурой. Именно для них вводятся электронные ручки с системой распознавания рукописного текста. Есть люди, которые ощущают дискомфорт при чтении электронных книг. Они останутся приверженцами бумажных изданий и т. д.

В Англии, Германии и ряде других стран государство предпринимает существенные меры для сохранения читательской аудитории газет и книг. Например, в научном сообществе при публикации работ ты можешь давать ссылки только на бумажные издания.

Одним из определяющих факторов существования тех или иных каналов коммуникации всегда был и остается экономический уклад общества, который в свою очередь детерминирует характер аудитории. Для рабовладельческого строя характерен минимальный уровень грамотности, поэтому использовались только живая речь и символические системы, способные охватывать небольшое количество людей в режиме здесь и сейчас. При становлении индустриального общества последовательно появляются газеты, радио и телевидение, приведшие к возникновению опосредованной массовой аудитории. В процессе развития постиндустриального общества возникает Интернет с его гипертекстом, интегрирующим различные форматы традиционных СМИ и формирующим индивидуальное поисковое поведение пользователей.

В сегодняшней России одновременно сосуществуют разные уклады и образы жизни, для которых характерно доминирование своих коммуникативных систем. Есть селяне и рабочие, для многих из которых телевизор и газеты — основные каналы получения информации, а есть и «продвинутая интеллигенция» крупных городов, живущая в социальных сетях. Поэтому классические СМИ продолжают на равных функционировать и с интернет-изданиями, и соцсетями.

— В каких сферах соцсети не в состоянии конкурировать с классическими газетами и телевидением?

— Охват Интернетом в России до сих пор не достиг 80%. В последнее время он рос по большей части за счет городского населения. Жители сел и деревень в силу своего образа жизни в Интернете практически не сидят. Но и для большинство живущих в городах рабочих он весьма далек. Аудитория соцсетей гораздо уже, чем общий охват Интернетом. Например, у меня есть лучший друг — он водитель автобуса. У него «ВКонтакте» есть аккаунт, но он им пользуется раза два в год. Все остальное время он смотрит телевизор или книги читает.

— Ну да, пиво в Интернете не продают…

— Еще как продают. Но покупки пива в Интернете не вписываются в образ жизни городских рабочих. У них другая модель потребления.

— У современной молодежи модель потребления меняется?

— Для социально активной молодежи соцсети — эффективный канал коммуникации. Но не факт, что так будет всегда. Изменяя образ жизни, представители современной молодежи будут менять и структуру получения информации. Люди старшего поколения продолжают «сидеть» в газетах и в телевизоре, для них Сеть никогда не станет доминирующим коммуникационным каналом.

— То есть, несмотря на все прогнозы, соцсети так и не объединили наш мир?

— Еще в 1962 году философ Маршалл Маклюэн в своем манифесте «Глобальная деревня» предрек появление средства коммуникации, которое позволит общаться со всем миром. Технически его предсказание сбылось. Появился Интернет и соцсети. Но есть тонкости. И они заключаются в том, что люди не хотят общаться со всем миром. Они общаются с представителями тех же социальных групп, что и в реальной жизни. Студенты списываются со студентами, пенсионеры с пенсионерами.

Люди не торопятся переписываться с жителями других стран. В подавляющем числе случаев мы общаемся с людьми, живущими в наших собственных городах и регионах. Очень немногие, находясь в Екатеринбурге, взаимодействуют с жителями США, Германии или других стран. Если только это не касается профессиональной, коммерческой и другой специализированной деятельности. Это значит, что сайты других стран посещают лишь избранные россияне. И дело не только в языковых барьерах. В большинстве случаев россиянам это просто не интересно.

То есть наше окружение в социальных сетях во многом отражает социальную среду, в которой мы и так живем. Так что «глобальная деревня» вроде в теории и есть, но в реальности ее нет.

— Получается, что каждый отдельно взятый город живет в собственной уникальной информационной среде?

— Был у меня такой случай. Приехал я в один город в Тюменской области проводить тренинг с продавцами. Все — девчонки молодые, лет по 25-26. Все зажатые. Я им говорю: «Закройте глаза, представьте себя на берегу моря…». Прием не сработал. Я их спрашиваю: «Вы на море когда-нибудь были?» «Нет», — отвечают. Их предел — съездить на дискотеку в Тюмень. Это их образ жизни. А значит, структура потребления информации и их интересы будут серьезно отличаться от тех, что присущи, например, екатеринбургским студентам.

— По каким другим границам делится аудитория Интернета о соцсетей?

— У каждого из нас свой набор интересов. Если меня интересует музыка, например, рэп, я буду сидеть в группах и общаться с теми, кому интересен рэп. Если мне интересна политика, то я буду общаться с такими же людьми. При этом они будут примерно одного со мной возраста, жить рядом и интересоваться примерно тем же, что и я.

Деление по интересам доходит до самого мелкого уровня. Проведенные в США исследования показывают, что американцы, живущие в одном доме, создают свою группу в соцсети, где обсуждают проблемы своего дома. Жители города обсуждают проблемы своего города. У нас ситуация аналогичная. Заходишь на сайт Е1 и видишь, что там есть форумы отдельных кварталов и даже отдельных домов. Люди могут жить на одной лестничной площадке, но ради экономии времени не ходят друг к другу пешком, а пишут сообщения.

— Можно ли управлять столь раздробленной аудиторией?

— Все вышесказанное в полной мере относится к пропаганде и продвижению информационных сообщений. Когда-то в ходе исследований аудитории СМИ измерялись лишь половозрастные характеристики, а также доход читателей и зрителей. Для воздействия на публику хватало двух эмоциональных призывов: один для мужчин, другой — для женщин. Ну и с небольшим учетом возрастных вариаций.

Еще в 60-х годах XX века начали говорить, что эта схема не работает. Сейчас исследователи говорят, что аудиторию надо дифференцировать по психологическим характеристикам, которые лишь весьма условно связаны полом и доходом. Последние исследования показывают, что по тому, как люди лайкают те или иные тексты, можно составлять их психологические профили и прогнозировать их реакцию на те или иные возбудители. Таких профилей может быть очень много. По приблизительных подсчетам, современному пропагандисту или человеку, занимающемуся продвижением новостей, необходимо иметь в арсенале минимум 10-12 тысяч информационных призывов, каждый из которых ориентирован на специфику конкретного профиля.

— Как эта теория работает — расскажите на конкретном примере?

— Мы с этим сталкиваемся фактически ежедневно. Вы замечали, что после того, как вы заводите в «Яндексе» или другом поисковике запрос на поиск какого-то определенного товара, вам потом недели две поисковики, соцсети, контекстная реклама выдают информацию, связанную с этим товаром? Ты запрос единожды сделал, и уже для отдельно взятого тебя, как для уникального получателя информации, формируется определенная информационная среда, определенная программными алгоритмами, «сидящими» внутри поисковиков.

— Бытует миф, что на выборах президента США Трамп победил только благодаря использованию соцсетей. Его сторонники говорят об этом инструменте как о панацее для проведения выборов во всем остальном мире, в том числе, в России. Так ли это?

— В США первый пик использования Интернета в ходе избирательных кампаний пришелся на выборы Обамы. Сегодня, на мой взгляд, социальные сети скорее являются прагматическим инструментом глубочайшего анализа аудиторий и только во вторых — для персонального донесения того или иного сообщения получателям. Используя такой подход штаб Трампа сформировал более 150 тысяч индивидуальных информационных посылов для конкретных категорий людей. И благодаря этому смог достучаться до их индивидуальных тесных мирков.

Что показали наши последние выборы в Госдуму? Что можно выиграть кампанию, вообще не используя Интернет. Что на праймериз «Единой России», что на основных выборах Интернет не использовался и фактически не работал, как канал для воздействия на электорат.

— Но ведь Екатеринбург известен своими специалистами, проводящими предвыборные кампании в Интернете.

— Можно работать на избирательных кампаниях с помощью социальных сетей, но для этого и технологии, и техника нужны другие.

Что сейчас на выборах происходит? Всем известно, что наиболее активно ходят на выборы и голосуют пенсионеры. Именно с ними все стараются работать в первую очередь. А для них характерна своя коммуникативная система, форма и содержание информации. Можно уписаться на форумах и в блогах, закидать рекламу в крупные группы в соцсетях, но толку от этого не будет никакого. Добавим, что и пенсионеры наши сегодня очень разные и их волнует не только пенсия, медицинское обслуживание и ЖКХ. И со многими из них хоть уработайся, но на выборы они не пойдут.

Если требуется привлечь внимание других социальных групп, то нужно понимать, что и рабочие, и студенты, и представители других групп сегодня очень разные, как и структура их информационного потребления. При этом, повторюсь, разнообразие каналов коммуникации позволяет людям самим выбирать где, как, когда и какую информацию они хотят и будут получать. В свою очередь это предполагает совершенно иные принципы работы в информационном пространстве.

— А что тогда точно будет работать в 2017 году на предвыборных кампаниях?

— Точно не очередные обещания. Им уже никто не верит. Попытки кандидатов мобилизовать электорат словами, не подкрепленными действиями, обречены на провал. Необходима постоянная, системная работа в своих округах. Я понимаю, что это звучит банально, но схема «выборы закончились — выборы начались», сегодня стала еще более актуальней.

Константин Джултаев
© Служба новостей «URA.Ru»

Источник
 

 

Статьи - еще материалы
20 Сентября 2015, 22:53

14 студентов Columbia School of Journalism на протяжении 10 недель исследовали медиаресурсы, которые обещают стать флагманами в развитии нашей индустрии. Они отобрали 11 технологий и редакционных решений, на которые стоит обратить внимание.

21 Августа 2015, 19:28

Каких только приставок-определений не придумали в последнее время к нашей профессии. Есть солидные и даже лестные, вроде расследовательской журналистки. Но ряд профессионалов медиацеха считает, что это неточно: журналист исследует, а следствие ведут люди в погонах. Или тоже распространенное: качественная журналистика. Гордо пишем, а в уме: значит, есть и некачественная?

Определение, которое вынесено в заголовок, многим покажестся неожиданным. Однако оно пущено в обиход признанным футурологом и аналитиком новых медиа.

17 Августа 2015, 10:14
Добавлены фотографии

Внук нашего земляка, первого президента России Бориса Ельцина весной нынешнего года завоевал золотую медаль на чемпионате Европы по плаванию. Эта победа тем более весома, что чемпионат проходил среди людей с синдромом Дауна. 19-летний Глеб Дьяченко (фамилия по отцу) преодолевает не только собственный недуг, но и отношение к людям с ограниченными возможностями. В этом таким людям помогают журналисты, в том числе свердловские.

11 Февраля 2015, 16:33

В прошлом году в Свердловской области прекратили свою деятельность немногим более сотни СМИ. За то же время зарегистрировано 70 новых. Эти данные сообщили Свердловскому творческому союзу журналистов специалисты управления Роскомнадзора по Уральскому федеральному округу. И подтвердили, что никакого массового, а тем более обвального закрытия редакций и телекомпаний не наблюдается и в нынешнем году.

В Доме журналистов есть техническая возможность вести онлайн-трансляцию или делать полную и качественную аудиозапись пресс-конференций и других мероприятий. Фонограмма, если она велась, размещается в конце текста.

Почтовый адрес: 119021, г.Москва, Зубовский бульвар, дом 4.

Телефоны: (495) 637-51-01, 637-23-95

Адрес электронной почты: ruj@ruj.ru

Идет составление плана занятий на осень 2018 года, зиму и весну 2019-го. Подавайте заявки.

Тел.: 8 (343) 354 00 52